Интервью Алексея Лысенкова

Юрий Григорьев: Я хочу напомнить нашим радиослушателям, что мой сегодняшний гость — постоянный ведущий телепрограммы «Сам себе режиссёр» Алексей Лысенков. Ты знаешь, ещё есть интересные баечки у тебя. Сейчас я тебе их напомню: «Форт Байяр». Как вы ехали на лодке, как поднимались на сетях… Озвучь!

Алексей Лысенков: Я был в форте Боярд несколько раз. И я благодарен телеканалу «Россия», который приглашал меня. Я в общей сложности поучаствовал в четырёх играх. Это хороший результат, я считаю.

Юрий Григорьев: Четыре раза?

Алексей Лысенков: Да, четыре раза.

Юрий Григорьев: У меня написано, два раза.

Алексей Лысенков: Два раза выезжал туда и участвовал в четырёх играх. Потому что, слишком дорого, чтобы один участник приезжал всего на одну игру. Два раза я туда выезжал. И первый раз, когда я туда приехал, самый первый раз, никто ещё ничего не знал, не понимал. В принципе, мы приехали отдохнуть. Франция… Прилетели в Париж… Потом этим скоростным удобным поездом доехали до берега… Нас поселили в хороший отель… И мы такие… «Да, сейчас съездим на экскурсию в форт Байяр. Мы уже всё это видели по телевизору, это так красиво, так клёво». Там какие-то соревнования, естественно. Но они не казались какими-то таким уж супер: ну кто будет там особо травмировать и заставлять напрягаться?..

Юрий Григорьев: Вообще понятий не было, что это очень тяжело?

Алексей Лысенков: Конечно! Мы же не спортсмены. Всё-таки, это игра. И мы в таком расслабленном состоянии… Первое, что меня смутило — подогнали на нескольких мощнейших моторах Yamaha резиновую лодку. Резиновую лодку! Волна, шторм, так, балла три-четыре, ветер. И говорят: «Ну, прыгайте!» Куда, блин, прыгайте?! Может быть, мы сегодня не поедем? Все-таки, шторм. И что это за лодка? Мы думали, придёт кораблик какой-то, мы сядем, а тут — «Прыгайте!». Никакого почти пирса нету. Мы прыгнули. И сам ещё был фотокорреспондент журнала «Семь дней» со всей этой аппаратурой. Французы ему через переводчика говорят, что вы аппаратуру… давайте мы как-то её привяжем куда-то. «Да не, нормально, я же буду сейчас, пока мы будем ехать, я буду фотографировать!» У него несколько этих фотоаппаратов, камер.

Юрий Григорьев: Он даже не сообразил, что всё это будет кидать.

Алексей Лысенков: Они говорят: «Не-не-не-не-не! Вы тогда сядьте или схватитесь за что-то!» Он говорит: «Да ладно, всё нормально! Мне не привыкать!» Он профессиональный человек, он действительно много лет проработал фотокорреспондентом, он профи, всё в порядке. Он сел на дно лодки резиновой: снизу интересные ракурсы. Дальше мы поехали на этой лодке. Как нас кидало! Это что-то страшное! Но жальче всего было его, потому что его подкидывало как на батуте: это же дно резиновой лодки! Эти камеры стучали его по голове. Он не успевал ни за что схватиться и, естественно, как любой профессионал, больше всего берёг эти камеры, которые тут же отвечали ему взаимностью, стукая ему по голове. То есть, это было какое-то страшное совершенно путешествие. Онемели все руки, ноги. Было ощущение (я занимаюсь горными лыжами), что ты проходишь такой достаточно серьёзный красный, а то и чёрный спуск на постоянно пружинящих ногах, и это всё долго длится! Ноги отваливаются, руки отваливаются. И уже, когда подошли к форту, вдруг оказалось, что никакого пирса у форта нет. Никакого пирса у форта нет! Он стоит посреди моря, и в этом месте почти всегда шторма. Поэтому и снимают, кстати, «Форт Боярд» всего месяц или два в году, потому что в остальное время туда вообще не подойти.

Юрий Григорьев: Что ты говоришь!..

Алексей Лысенков: Вообще не подойти! Поэтому месяц или два в году снимают передачи «Форт Байяр». И, вот, мы подошли. Этот шторм, ветер… И нам сверху, такой кран, и оттуда спускают сетку, за которую — три-четыре балла шторм — мы должны, подпрыгнув в этой резиновой лодке, ухватиться за эту сетку как мартышки, и тогда этот кран нас поднимет наверх. И вот когда всё это всё-таки произошло каким-то чудом — это просто чудом произошло! — мы оказались уже там наверху, и нас французские…

Юрий Григорьев: Надо было держаться руками?

Алексей Лысенков: Да, надо было держаться руками и ногами за эту сетку. И когда наверху нас сотрудники французские отцепили просто от этой сетки, судорожных всех, вот тут Лена Яковлева сказала: «Я считаю, что Форт Боярд я уже прошла!» Вот это было начало! И вот с этого момента мы поняли, что дальше всё будет серьёзно. И так и было — дальше всё было серьёзно.


Юрий Григорьев


Радиостанция «Юмор FM», http://www.veseloeradio.ru



Наверх